Немного истории


ЦЕРКОВЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В ГОРОДЕ КАСИМОВЕ


Автор: Кутаев Владимир Степанович - М., 2010

Успенская церковь, «что прежде была Трех Святителей», находится недалеко от соборного храма. Она была построена в 1775 году и, несмотря на малый приход, всегда была «благолепна и благоукрашена». Ее внутренне великолепие отмечали все Владыки, которые посещали город Касимов. Как и многие православные храмы, эта церковь не раз перестраивалась и поновлялась.


Предполагают, что древняя Успенская церковь была построена в конце XVII века, хотя, как пишет историк церкви Иоанн Добролюбов, «в окладных книгах 184 г. она не упоминается». Однако в книге записей новопоставленных церквей под 1700 г. встречается известие о выдаче епитрахильной грамоты «Успенскому попу Ивану».


Обратимся же к истории этого храма, посмотрим, что он представлял собой в древние времена, как происходило изменение его внешнего вида. Раньше для служения в зимнее время близ Успенской церкви стояла теплая церковь во имя Собора Пресвятой Богородицы с приделом св. мучеников Флора и Лавра. Она, как и Успенская церковь, была деревянной. В марте 1739 г. после Божественной Литургии она сгорела «незнаемо каким случаем, знатно от заронения огненной искры, волею Божиею…»

По прошению Успенского священника Никифора Семенова в январе 1743 г. была дана благословенная грамота на строительство вместо сгоревшей новой деревянной церкви с прежним храмонаименованием и «на старом кладбище». Церковь была построена в честь Собора Богоматери и в октябре того же года по благословению Преосвященного Алексия (Титова) ее было дозволено освятить. В сентябре 1753 г. тот же Успенский иерей писал Преосвященному Димитрию (Сеченову) о том, что «имелась церковь Божия Успения Пресвятыя Богородицы холодная да при ней построена церковь же во имя Собор Пресвятыя Богородицы для зимняго времени теплая, деревянная, которая сего 1753 года августа против 14 числа в учинившийся в г.Касимове пожар погорела без остатку…».

Из огня успели вынести «малое число» святых образов, книг и святые сосуды, а также антиминс.


Священнослужители церкви Рождества Христова «вместо оных погоревших церквей» уступили свою ветхую деревянную церковь, так как вместо нее построили себе каменный храм.


Священник Никифор Семенов просил дозволения ветхую церковь перенести и поставить на то место, где стояла Успенская. Как пишет И.Добролюбов, выдать благословенную грамоту на построение вместо сгоревших, новой церкви в честь Успения Пресвятыя Богородицы разрешено было 16 сентября 1753 г. 


Так как храм был ветхим и деревянным, то уже 2 февраля 1756 г. было дано разрешение на строительство вместо него каменной, ныне существующей Успенской церкви с приделами Никольским и Трехсвятским. Разрешение испрашивалось касимовским купцом Максимом Александровичем Миловановым с прихожанами, которые употребили много своих средств на строительство этого храма.

В 1775 г. Успенская церковь была строительством окончена, и купец Милованов испрашивал у Преосвященного Палладия грамоту на освящение не только храма, но и приделов к нему. Грамота была выдана ему 8 августа того же года. На этом строительство храма не закончилось.


В 1789 г. было завершено возведение трапезной и колокольни. Расширение трапезной с построением приделов Боголюбского и Воздвиженского относится уже к более позднему периоду.


В 1806 г. архиепископу Рязанскому и Зарайскому Амвросию от священнослужителей Успенской церкви г.Касимова пришло всеподданнейшее прошение, в котором указывалось, что необходимо «в означенной церкви нетесаные каменные помосты перестлать из лучших, хорошо и ровно из нетесаных камней». Кроме того, священник и прихожане желали возобновить иконостас и образа «и совершеннее все исправить». « И по колику во одном из оных престолов, в храме святых трех Святителей…, коих празднество совершается в зимнее время, священнослужения и Божественныя Литургии во дни их отправлять за стужею и мразами бывает неудобно. По каковым обстоятельствам и нужно храм трех сих Святителей соединить на одном престоле во храме святых мучеников Флора и Лавра в теплой церкви. А чтобы за соединением трех святителей с мучениками, а храм, паче святый алтарь не был оставлен без славословия Богу, для сего желаем иметь престол в честь Преображения Господня». Владыко Амвросий одобрил намерение причта и прихожан, а особенно касимовского купца и попечителя Успенского храма Андрея Калинина. Однако дело затянулось, как часто бывало в России с благими делами, а через некоторое время опять случился пожар.


Это удивительно, но из истории ничего не выкинешь - в ночь на 6 июня 1810 года во время грозы кресты на главах Успенской церкви были разрушены молнией, а крыша была повреждена во многих местах. Священник Иоанн Смирнов и церковный староста Иван Григорьевич Губин писали: «Сего 1810 г. с 5 на 6 июля, по наступившей страшной бури во время глубокой ночи, означенной Успенской церкви с глав обитых белых железом, находящие кресты от сильного молниеноснаго громового удара разрушены, разломаны на части, из коих иныя снесены вихром на землю, а другия остались на железной кровле,- равно и кровля оная на настоящей церкви и на святых трех олтарях во многих местах повреждена. Почему необходимо все оное возобновить. Каковое возобновление стоит по примечанию более двух сот рублей…».

Прихожане вновь стали обновлять и украшать храм. В 1826 году они купили новый 150 пудовый колокол, и разбитые колокола в 35 и 75 пуд. поменяли на новые.


В 1830 - 1833 г.г. Успенская церковь была внутри украшена настенной живописью, что было сделано согласно приказанию Преосв. Филарета ( Амфитеатрова), который посетил г.Касимов. Документы сохранили имя вдовы Татьяны Сергиной и других прихожан, усердием которых была проведена эта работа.


Вообще же, прихожане очень любили свой храм, и даже сохранилось прошение «вдовой купецкой жены Марии Акимовой дочери Тамилиной» за 1800 год, в котором она обиженно писала о том, что при делении на приходы ее дом, который находился рядом с Успенским храмом, быт приписан против ее желания к соборной церкви. Так как все ее предки были не только прихожанами Успенской церкви, но и « строителями оной» и сама подательница прошения также « прилагала и усердствовала» для родного храма, то просила ее оставить в приходе Успенского храма. 


В 1897 г. сразу же после назначения на нашу кафедру, Касимов и Успенский храм посетил Владыка Мелетий (Якимов). Это событие пришлось на большой православный праздник- Троицу. Под Троицын день в храме совершалось Всеночное бдение, на следующий день - Литургия. В сослужении с Преосвященным были прот. Л.Сапфиров, соборный священник Д.Воскресенский, священник с. Макковеево А.Дмитрев, священник Успенской церкви А.Правдолюбов, священник Казанского монастыря Н.Евергетов и миссионер св. В.Доронкин. 

Во время чтения часов в стихарь был посвящен псаломщик монастырской церкви В. Виссонов, а во время Литургии на малом входе награжден скуфьею св.Е.Евергетов. По окончании Литургии св. Анатолий Правдолюбов говорил приветственную речь Его Преосвященству, в которой благодарил за радость, доставленную своим присутствием прихожанам Успенского храма. По случаю праздника трапеза была в доме церковного старосты Успенской церкви купца Н.М. Резвякова, где присутствовали достойные члены городского общества- прихожане Успенского храма. Владыка посетил дом ктитора и священника Успенской церкви А.Правдолюбова. В этот день Владыко благословил сделать общую фотографию Касимовского духовенства с городским головой и уездным исправником. Епископ Мелетий (Якимов) произвел самое благоприятное впечатление на касимовцев своей доступностью, отзывчивостью, деликатностью. Взаимопонимание было обоюдным. Жители этого древнего города также оставили хороший след в душе Святителя.


Прихожане Успенского храма стремились его благоукрасить, разумеется, не для земных Владык, а для Владыки Небесного. Но им хотелось, чтобы этот храм был любезен всем в него приходящим.


В 1911 г. году, когда возводилась трапезная часть храма, для осмотра летней части был вызван архитектор и инженер Цеханский, который после осмотра здания, выявил трещины, обследовал их, после чего сделал заключение, что трещины мертвые, и разрешил в западной стене храма сделать арку. В этом же году перед приездом в город архипастыря епископа Димитрия (Сперовского) трапезная была построена заново. Каменная, вся на цементе, очень прочная церковь к 1915 году имела - пять престолов: во имя Успения Пресвятыя Богородицы, во имя Иконы Боголюбской Божией Матери, Воздвижения Честнаго и Животрорящаго Креста Господня, а в приделах - во имя св. и чудотворца Николая и трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста и вкупе святых мучеников Флора и Лавра. 


Большую роль в благоукрашении храма сыграл церковный староста «почтенный старец, служащий в церкви более 30 лет» 

Николай Михайлович Резвяков. Это был достойнейший человек своего времени.

Прихожане очень любили и уважали своего священника Анатолия Правдолюбова, относились к нему как к отцу родному. А он и был отцом для многих. В 1915 году ему было уже 53 года, а в 1937 году он был осужден и расстрелян, так как не отказался от православной веры. Его имя включено в Собор новомученников и исповедников Российских, пострадавших за православную веру в 2000 году. Но вернемся к храму, его истории…


Что не могло разрушить время, пытались разрушить люди. Печальна история закрытия Успенского храма. Еще в 1933 году комиссия в составе предгорсовета, райтехников, технорука и техника-прораба составила акт о плохом состоянии храма. Он уместился на половине листа. Комиссия считала, что здание надо взять под наблюдение «путем постановки на имеющихся трещинах маяков». 


Приведем несколько строк из акта, оставив орфографию документа: «что же касается зимней церкви, то таковая как имеющаяся общую связь боковых стен с летней и не имеющей достаточно прочной капитальной стены поперечной. Комиссия находит, что в случае разрушения стен и сводов летней церкви, может повлечь и разрушение зимней церкви». Далее шли подписи. Не будем обращать внимания на орфографические ошибки, ведь суть не в них. Суть в том, что таких заключений по нашим храмам было сделано много. Возможно, акты не были фальсифицированы. После отделения государства от церкви, храмы, заключая договор с государством об их использовании, несли много обязательств, не имея на то средств: ведь и благодетелей уже не осталось - народ сам затянул потуже пояски, бедствовал и голодал - где уж помочь храму? Да и где те купцы- благодетели, дворяне-меценаты? Кто в изгнании, а кто и в заключении. Вот и ветшали храмы. Но и были и другие случаи, когда такие акты были писаны лишь для того, чтобы снести с лица земли Дома Бога Живаго. 


Вернемся же к нашему храму…. Успенский храм был закрыт. Верующие соборного и Успенского храма стали обивать пороги прося помощи у местных властей, чтобы им было разрешено богослужение в зимней части Успенского храма. «Для всякого ясно, что зимняя часть церкви не может грозить падением даже и в том случае, если произойдет разрушение летней церкви. Это прекрасно видит и горсовет, который, не опасаясь падения, открыл под церковью склад железа, куда постоянно ввозят и вывозят тяжелый железный товар», - просили они. Честный и наивный православный народ еще верил в справедливость «народной власти». «Известно, что генеральная линия партии такова: всякие административные репрессии и нажимы на религиозность есть грубый перегиб и ошибка, и что борьба с религией может идти только путем идейного разъяснения. Вот уже скоро год как Горсовет ведет свою линию и оттягивает разрешение…» Невдомек им было, что когда Москва принимала Постановление о закрытии храма, Касимовскому РИКу было преложено «не производить закрытия церкви впредь до получения особого извещения от Мособлисполкома о вступлении в силу настоящего постановления».


Это Постановление Московского областного исполнительного комитета о закрытии Успенской церкви г.Касимова по ходатайству Касимовского РИКа было принято 8 мая 1934 г. В связи с тем, что здание Успенской церкви в г.Касимове якобы угрожало безопасности граждан из-за сквозных трещин стен, обнаруженных технической комиссией еще в 1933 г. и зафиксированных в акте осмотра, а, также учитывая тот факт, что группа верующих переведена в Благовещенский храм, Москва разрешила закрыть Успенский храм и передать его в распоряжение Райисполкома.

В связи с тем, что храм стоял на учете в Главнауке как памятник искусства, дальнейшее его использование могло осуществляться только через это учреждение. Постановление о закрытии было доведено до верующих. 13 июня 1934 г. президиум Касимовского горсовета предложил немедленно явиться в полном составе всему исполнительному органу Успенской церкви для сообщения о закрытии храма. Несогласные с решением властей они могли в 15- дневный срок обжаловать это постановление, что православные и сделали. Но уже 1 августа 1934 г. Касимовский городской совет объявил прихожанам храма, что их заявление, поданное в комиссию по делам культов во ВЦИК об открытии Успенской церкви, не было рассмотрено в виду опоздания с его подачей. Архивные документы говорят об обратном. При подаче заявления верующие строго учитывали 15 дневный срок, установленный законом. Комиссия по делам культов просто не вняла просьбам верующих. Ведь очень быстро вокруг храма вырос колхозный базар, а рядом находящиеся здания были переданы новым советским учреждениям и организациям. Здесь расположились: районный комитет партии райисполком, Дом обороны, ОСОАВИАХИМ, профклуб, школа ФЗУ. Конечно, они не могли терпеть рядом с собой православный храм, слышать по утрам звон колоколов, говорящих о совсем другой жизни и иных ценностях. Еще долго православные добивались возвращения храма. В 1936 г. Успенскую церковь постановлением Касимовского горсовета было решено переоборудовать под центральную библиотеку.

В 1939 году, несмотря на ходатайства, верующих церковь была превращена в склад. Но, слава Богу, что там обосновался склад, ведь храм предполагалось полностью разобрать, а полученный материал использовать на строительство пожарного депо.

В 1990-х годах была возвращена верующим, в настоящее время храм восстанавливается.

похожие

Наши проекты

Наши партнеры