Немного истории


Китайский дворец

 

Китайский дворец, блестящий образец стиля рококо в России, по праву считается жемчужиной дворцово-паркового ансамбля Ораниенбаум. Абсолютная подлинность делает этот многоликий пригород уникальным, выделяя его из всех императорских резиденций, которые блистательным ожерельем обрамляют Северную столицу

Земли на южном берегу Финского залива, на которых впоследствии расположится Ораниенбаум, император Петр I пожаловал своему любимцу, князю Александру Даниловичу Меншикову, руководившему в то время возведением Кронштадтской крепости на острове Котлин. Строительство Большого (Меншиковского) дворца в стиле барокко началось в 1711 году, а дата освящения дворцовой церкви - 3 сентября 1727 года - считается его окончанием. Авторами проекта являлись архитекторы Дж. М. Фонтана, И.Г. Шедель и И.Ф. Браунштейн. В 1742 году императрица Елизавета Петровна подарила поместье своему племяннику, будущему императору Петру III. Для него знаменитый итальянский архитектор Антонио Ринальди возвел здесь «потешную» крепость Петерштадт и миниатюрный дворец. Позднее Ораниенбаум становится летней резиденцией императрицы Екатерины II. Так называемую «Собственную дачу» императрицы составили Китайский дворец (1762-1768), павильон Катальной горки (1762-1774), построенные А. Ринальди, а также окружающий их Верхний парк.

Свое название Ораниенбаум получил от немецкого топонима. Легенда же донесла до нас историю о культивировавшемся здесь уже в начале XVIII века померанцевом дереве, давшем название городу и включенном в его герб.

Екатерина II, будучи еще великой княгиней, облюбовала для себя в Ораниенбауме «заветный» уголок. В своих «Записках» она вспоминает 1757 год: «Мне пришла фантазия развести себе сад... но я знала, что великий князь не даст мне для этого ни клочка земли, и поэтому попросила князей Голицыных продать или уступить мне 100 десятин с давних пор заброшенной... земли, которою они владели возле самого Ораниенбаума... Они охотно уступили мне ее. Я принялась чертить планы и разбивать сад, и так как в первый раз занималась планами и постройками, то все выходило у меня огромно и неловко».

китайский дворец

К воплощению своего замысла Екатерина Алексеевна смогла приступить лишь пять лет спустя, с воцарением на российском троне. В 1762 году начинается строительство Собственной дачи, и, прежде всего, - «каменного домика и горы». Все работы проводились «под смотрением» А. Ринальди и по его чертежам. Екатерина II порой приезжала в Ораниенбаум, наблюдая за возведением Голландского домика, или Китайского дворца. Новоселье в Китайском дворце императрица отпраздновала 27 июля 1768 года. Этот воскресный день был отмечен божественной литургией в храме Святого Пантелеймона, а затем состоялась парадная трапеза в честь завершения строительства дворца: преосвященные архиереи, архимандриты вместе с вельможами обедали и «пили за Высочайшее Ея Императорского Величества здоровье».

китайский дворец

В 1770-е годы императрица часто посещает Ораниенбаум и принимает здесь высоких гостей: с визитами прибывают не только «чужестранные» министры, но и царственные особы - король Швеции Густав III, австрийский император Иосиф II. 17 июля 1780 года Екатерина II впервые показывала дворец своим внукам, великим князьям Александру и Константину. С 1796 года Ораниенбаум принадлежал великому князю Александру Павловичу (будущему императору Александру I), а в 1831 году резиденция перешла в единоличное владение его брата Михаила Павловича. Позднее хозяйкой поместья стала супруга Михаила Павловича Елена Павловна, а затем их дочь Екатерина Михайловна, вышедшая замуж за герцога Георга Мекленбург-Стрелицкого; их дети - Георгий, Михаил и Елена - владели Ораниенбаумом вплоть до 1917 года.

Китайским летний увеселительный дворец был назван благодаря роскошной отделке четырех комнат, выдержанной в духе представлений того времени об искусстве Востока. Встречаются и другие названия: «Домик, что в Верхнем саду», «Домик маленький, собственный Ее Императорского Величества». и действительно, ему менее всего подходит громкое определение «дворец» - он скорее напоминает парковый павильон, стоящий на невысоком стилобате, образующем террасу.

Скромный внешне дворец поражает своим внутренним убранством. Позолота и зеркала, орнаменты из раковин, цветочные гирлянды, завитки, причудливо изогнутые рамы, лепные узоры, прихотливо бегущие по стенам, падугам и потолкам, изысканные росписи, подернутые жемчужной дымкой, - все это создает атмосферу изнеженности и уюта. Таков стиль рококо, просуществовавший недолгое время в XVIII столетии, но оставивший в России яркий след - изысканный и камерный Китайский дворец в Ораниенбауме. Особую утонченность интерьерам рококо придают стилизованные восточные мотивы декоративного убранства и множество подлинных произведений искусства Китая и Японии. «Китайский дворец - единственный в своем роде перл, художественное произведение до того цельное, до того гармоничное, так изумительно исполнено - такая грациозная, изящная безделушка, что, глядя на него, нельзя не залюбоваться...», - писал известный историк искусства А. Бенуа. Интерьеры Китайского дворца хранят первозданное убранство XVIII века: редкостную коллекцию живописи итальянских художников, прекрасные образцы восточного и западноевропейского фарфора, мебель русских и европейских мастеров. Одной из главных достопримечательностей дворца являются уникальные паркеты, выполненные по рисункам Ринальди; они не имеют себе равных в русском декоративно-прикладном искусстве. Первоначально полы во дворце были исполнены из искусственного мрамора. В 1770-х годах их заменили наборными паркетами из разнообразных пород дерева (их насчитывается до 36) - дуба, клена, березы, палисандра, самшита, красного и черного дерева, персидского ореха, сахардана (коричневого дерева), амаранта и других. Паркеты, не повторяющиеся ни в одном помещении, поражают своим сложным рисунком и изысканной цветовой гаммой.

Стеклярусный кабинет, Штофная Опочивальня, Зал Муз, Голубая и Розовая гостиные... Уже сами эти названия говорят об исключительности дворцовых помещений, их непреходящей художественно-исторической ценности. Путешествие по залам дворца оправдывает самые взыскательные ожидания: в оформлении интерьеров Ринальди использовал богатейший арсенал декоративных форм, присущих стилю рококо, достигая гармоничной взаимосвязи убранства дворца и его архитектуры.

Центром симметричной композиции Китайского дворца является Большой зал, от которого вдоль северного фасада в обе стороны отходят помещения парадной анфилады. К основному объему здания с юга под прямым углом примыкают два крыла, включающие малые анфилады; в западной анфиладе располагались личные покои императрицы Екатерины II, восточной - комнаты ее сына, великого князя Павла Петровича.

Помещение Передней служило вестибюлем изначально; здесь, в центре южной части дворца, и сегодня расположен вход в здание. После пристройки в 1853 году к этой комнате крытой застекленной галереи она стала использоваться и в качестве столовой.

Стены Передней в XVIII столетии были украшены росписями итальянского живописца-декоратора Стефано Торелли, ученика прославленного неаполитанского художника Франческо Солимены. Торелли прибыл Россию в 1758 году, оставив службу при Саксонском королевском дворе. В 1764 году живописец трудился над оформлением Зимнего дворца, а в 1765 году приступил к работе в Ораниенбауме, и спустя короткое время интерьеры Китайского дворца украсились его талантливыми произведениями. В 1850-е годы настенные росписи Торелли в Передней заменили на архитектурные пейзажи неизвестного художника XIX века «Диана и Актеон» и «Пейзаж с руинами». В Передней сохранился живописный плафон работы С. Торелли «Аполлон и Искусства»: покровитель искусств Аполлон и изображения женских фигур, олицетворяющих «три знатнейшие художества» - живопись, скульптуру и архитектуру, - излюбленный сюжет в искусстве того времени. Над одной из дверей помещена картина неизвестного итальянского художника XVIII века «Селена и Эндимион». Мифологический сюжет о навечно заснувшем по велению Зевса тщеславном пастухе Эндимионе и очарованной его красотой богине ночи Селене встречается в Китайском дворце трижды.

Одна из стен Передней сохранила замечательные по красоте рисунка орнаментальные росписи другого итальянского мастера, Серафино Бароцци, который так же, как и Торелли, работал непосредственно в Китайском дворце. Дополняет убранство интерьера лепной декор падуг и потолка: раковины, листья аканта и других растений, цветочные гирлянды.

Переднюю украшает наборный паркет XVIII века, составленный из нескольких пород дерева - ореха, амаранта, березы, сандала, яблони, розового и красного дерева; его рисунок, созданный Ринальди, словно отражается в лепном декоре потолка, что придает завершенность оформлению интерьера. Камин, выполненный из искусственного мрамора, создан в XVIII веке «штукатурных дел мастером» итальянцем Альберто Джани, много работавшим над изготовлением первоначальных мраморных полов Китайского дворца. Своей изысканной и нарядной отделкой Передняя «задает тон» облику последующих покоев и настраивает на ожидание не менее изящного убранства.

За Передней следует Гардеробная; с запада она примыкает к Розовой гостиной, связывая половину наследника Павла Петровича с парадным входом во дворец. Первоначально комната использовалась по прямому назначению, однако известно, что в течение XVIII и XIX веков она также служила буфетной и библиотекой.

В убранстве Гардеробной, как и других интерьеров Китайского дворца, широко использована живопись, воплотившая сюжеты античных мифов. Центральная часть потолка украшена живописным плафоном «Суд Париса», исполненным С. Бароцци; над дверью в Переднюю помещено панно «Венера и Марс», а над входом в Розовую гостиную - «Геркулес и Омфала» - десюдепорты работы неизвестных художников итальянской школы середины XVIII столетия.

Интерьер Гардеробной неоднократно обновлялся, и от его первозданного убранства дошла до нашего времени лишь стена над камином искусственного мрамора. Изысканная резьба, которой она украшена, гармонично сочетается с намазным лепным орнаментом. Паркетные полы Гардеробной с несколько однообразным геометрическим орнаментом были выполнены позднее остальных паркетов дворца, в 1819 году, и значительно уступают им по богатству и сложности рисунка.

Малая восточная анфилада Китайского дворца включает личные покои великого князя Павла Петровича, среди которых примечательна просторная комната под названием Розовая гостиная, первоначально именовавшаяся Детской. У комнаты было еще одно название, как нельзя лучше определявшее характер ее убранства в XVIII веке - «Живописный антик». В 1767 году С. Бароцци украсил стены Гостиной живописью на тему трагедии античного города Геркуланум, погибшего в 79 году при извержении вулкана Везувий. К сожалению, во время реконструкции дворца в 1852-1853 годах живописные панно со всех четырех стен были сняты. Восстановить их не удалось, и стены были оклеены бумажными обоями.

В 1894 году обои заменили на холст, окрашенный в светло-розовый цвет, после чего Гостиная и получила свое нынешнее название. Тогда же стены Розовой гостиной были обрамлены золоченым лепным декором, что придало интерьеру своеобразие и изысканность.

Розовая гостиная сохраняет подлинное лепное убранство падуг и потолка. Изящная трельяжная сетка - основной мотив в орнаменте перекрытия и наддверных фрагментов - «отражается» в рисунке наборного паркета, что придает интерьеру гармоничный облик и завершенность.

«Обязательный» плафон Гостиной «Диана и Аврора» написан итальянским художником Гаспаро Дициани. Аллегория смены ночи утром отличается тщательно продуманной композицией и тонкой живописной проработкой. Десюдепорты «Амуры, играющие с птичкой» и «Амуры, играющие в мыльные пузыри» созданы неизвестным художником в XVIII столетии. В это помещение они были перенесены, вероятно, позднее; тогда же изменилась их прямоугольная форма. Еще одна наддверная композиция Гардеробной - «Амуры в облаках» - была выполнена уже в XIX веке.

Рядом с Розовой гостиной, на оси малой анфилады, находится Штофная опочивальня. Свое название эта комната получила в XVIII веке, когда ее стены были затянуты светло-зеленым (селадоновым) штофом с рисунком в виде волнистых серебристых дорожек, перевитых белыми и розовыми цветами. Парадная спальня наследника престола, цесаревича Павла Петровича, разделена на две части, меньшая из которых - альков. Будучи частью сугубо интимной, альков украшен изысканной резьбой с нежными цветочными и растительными мотивами, но так как Опочивальня предназначалась для наследника престола, будущего полководца, в декор включены и военные атрибуты - трубы, знамена, стрелы. В глубине алькова размещен и детский портрет Павла Петровича работы Алексея Антропова. По обеим сторонам алькова, увенчанного золоченым картушем в виде раковины, в нишах, помещены золоченые полочки с небольшими вазами мейсенского фарфора середины XVIII века.

В другой части Штофной опочивальни, квадратной, особый интерес представляет необычное перекрытие в виде парусного свода, облицованного искусственным мрамором. Это редчайший пример использования подобного материала для декоративной отделки перекрытия. Бледно-розовый мрамор дополнен растительными и рокайльными узорами золоченой и белой лепки.

Рисунок паркета Опочивальни, традиционно для интерьеров Китайского дворца, созвучен декору потолка. Помимо этого он напоминает и о другой важной особенности паркетов дворца - ни композиция их набора, ни цветовые сочетания нигде не повторяются. Паркет Опочивальни из ореха, амаранта, палисандра, самшита, лимона, березы и черного дерева в 1772 году выполнили русские умельцы «под смотрением» талантливого мастера Иоганна Петерсена.

Цветовую палитру интерьера прекрасно дополняет розовато-зеленый камин из искусственного мрамора. Среди образцов мебельного убранства - дамское бюро и музыкальный столик работы французских мастеров середины XVIII века.

Кабинет Павла Петровича, примыкающий к Штофной опочивальне со стороны алькова, обособлен от остальных помещений. Эта комната из-за своей миниатюрности (менее шести квадратных метров) именовалась еще и «Кабине-тиком». Стены его украшены орнаментальными росписями С. Бароцци, в которые включены китайские мраморные и деревянные таблички с резными фигурками, иероглифами и пейзажами. Живописный плафон «Геометрия» исполнен Г. Дициани: изображенные на полотне аллегорическая женская фигура с глобусом и циркулем в руках и амуры, рисующие геометрические фигуры, говорят о том, что комната предназначалась для учебных занятий юного наследника. Анфиладу комнат Павла Петровича завершает Будуар. В XVIII веке эта комната, стены которой были затянуты живописными холстами, называлась «Живописным кабинетом». Свой нынешний облик Будуар обрел в 1853 году, когда картины были заменены на ореховые панно, перемещенные из Камерюнгферской (или Туалетной) на половине императрицы Екатерины II. В деревянные панели включены три живописных полотна - аллегорические картины «Музыка», «Живопись» и «Драма». Их авторство приписывается Якопо Гуарана, исполнившему также плафон Будуара «Зефир и Флора».

Мебельное убранство Будуара составляют изящное французское бюро палисандрового дерева и голландские стулья, изготовленные в XIX столетии. Среди украшений этого интерьера преобладает фарфор: китайские вазы середины XVIII века и английские - с росписью конца XVIII столетия.

Изящный и праздничный Зал Муз, который предназначался для концертов, открывает анфиладу парадных залов Китайского дворца с восточной стороны. Он симметричен Большому Китайскому кабинету, находящемуся в западном корпусе дворца. Своими вытянутыми пропорциями этот интерьер напоминает галерею, а шесть больших застекленных окон-дверей, расположенных с трех сторон, придают ему сходство с открытым нарядным парковым павильоном. Здесь по-особенному воспринимаются слова А. Бенуа, сравнившего Китайский дворец «по своему чисто музыкальному эффекту... с сонатами Гайдна и Моцарта». Зал Муз, хранящий свою первоначальную отделку, принадлежит к числу самых значительных дворцовых интерьеров XVIII столетия.

В XVIII веке Зал Муз именовался «Живописной галереей», что соответствовало главенствующей роли живописи в его убранстве. Темперные росписи живописца-декоратора С. Торелли покрывают стены и падуги, а плафон работы этого же мастера «Венера и грации» («Торжество Венеры»), выполненный маслом, венчает зал. Небольшие композиции на падугах и потолке, написанные светлыми красками, чередуются с легкой орнаментальной лепкой. Все декоративное оформление Зала Муз подчинено единому художественному замыслу, что придает этому удивительному интерьеру гармоничный облик.

Среди мебельного убранства Зала особенно примечательны резные позолоченные банкетки, выполненные по рисункам А. Ринальди и предназначенные специально для этого интерьера. Здесь же можно увидеть разнообразные предметы из китайского и японского фарфора, а также мраморную скульптуру «Мальчик на дельфине» - мастерски выполненную в середине XIX века копию с работы итальянского скульптора XVI века Лоренцо Лоренцетто, в свою очередь отсылающую нас к рисунку Рафаэля, которым была навеяна эта работа. По сторонам одной из дверей установлены мраморные бюсты Лукреции и Клеопатры венецианской работы XVIII века.

Самым известным событием, происходившим в Зале Муз, можно назвать пышное торжество по случаю прибытия в Россию в 1818 году прусского короля Фридриха Вильгельма III, «приехавшего благословить колыбель своего новорожденного внука», будущего императора Александра II. 2 июля 1818 года в этом зале «после фейерверка дан был блистательный бал». Рядом с Залом Муз находится Голубая гостиная, соединяющая залы парадной анфилады с комнатами Павла Петровича. До середины 1860-х годов Гостиная была затянута голубым шелком, благодаря чему и получила свое название. Тогда же в интерьере появились полотна, выполненные русским художником А. Бейдеманом: два холста с изображениями амуров - с рогом изобилия и виноградной кистью, а также вольные копии с эрмитажных оригиналов - фрагмент «Мадонны с куропатками» А. ван Дейка и «Похищение Европы» Ф. Альбани. Кисти Бейдемана приписывается и большая авторская работа «Тритон и Нереида», оформляющая пространство стены вокруг камина; однако эту композицию нельзя отнести к творческим удачам известного художника, так как ей недостает выразительности и динамики. Голубая гостиная богато оформлена живописью XVIII века. Потолок украшен плафоном итальянского художника Франческо Цуньо «Время, похищающее Истину», имеющим также и второе название - «Время и Знание». Как и ряд других плафонов дворца, работа Цуньо является типичным образцом аллегорических, с отвлеченным сюжетом, композиций, очень популярных в XVIII веке. Художник разворачивает перед нами динамичную сцену похищения, в центре которой изображены две фигуры - крепкого, мускулистого крылатого старца, олицетворяющего Время и его быстротечность, и женщины, представляющей Истину (или Знание). Атрибутом старца является лежащая у его ног коса, а женщина держит в руках циркуль. В числе десюдепортов - «Амфитрита» и «Нептун» Я. Гуарана и «Итальянский пейзаж» Ф. Цукарелли; над зеркалом - картина «Два амура» кисти неизвестного художника.

Разнообразно представлены в Голубой гостиной предметы декоративно-прикладного искусства - мейсенский фарфор, французские часы XVIII века, резная золоченая мебель 1760-х годов работы русских мастеров. Лепка падуг и потолка, паркетный набор на пальмовом фоне, изысканный камин доносят до нас подлинный вид гостиной XVIII столетия.

Интерьер Голубой гостиной и других помещений Китайского дворца в начале XX века был запечатлен в серии акварелей, выполненных для последней владелицы Китайского дворца - великой княгини Елены Георгиевны, пожелавшей увековечить его неповторимый облик. Акварели с изображениями залов дворца и деталей их убранства вошли в состав альбома под названием «Офорты, фасады, планы и разрезы Китайского дворца в Ораниенбауме, исполненные бывшими учениками С.-Петербургского Центрального училища технического рисования барона Штиглица», сформированного в 1911 году и хранившегося в личном собрании Елены Георгиевны; ныне альбом находится в Государственном Эрмитаже.

Великолепный Стеклярусный кабинет, предшествующий Большому залу, по праву считается мировым шедевром искусства интерьера. Этот блестящий образец стиля рококо прежде всего знаменит своими стеклярусными панно. Двенадцать панно ручной работы выполнены предположительно по рисункам С. Бароцци в 1762-1764 годах девятью мастерицами-вышивальщицами: Анной Андреевой, Авдотьей Логиновой, Татьяной и Лукерьей Кусовыми, Прасковьей, Матреной и Авдотьей Петровыми, Клеопатрой Даниловой, Марьей Ивановой под руководством француженки Мари де Шелль, бывшей актрисы, организовавшей мастерскую «шитья для комнат Ее И. В. обоев и других уборов». Стеклярус был изготовлен на Усть-Рудицкой мозаичной фабрике, которую основал М. В. Ломоносов в окрестностях Ораниенбаума. Вышитые панно с экзотическими пейзажами заключены в золоченые рамы изысканной резьбы, имитирующие древесные стволы, увитые листьями, цветами и гроздьями винограда и увенчанные фигурками драконов. Если же вспомнить, что изначально пол в Кабинете был набран из смальт (плиток цветного стекла), изготовленных также на Усть-Рудицкой фабрике, то можно легко представить созданный эффект необыкновенной сказочной феерии, окрашенной восточным колоритом. Первоначальная необычная отделка пола дала Кабинету второе название - «Мозаичный покой». Работа по набору мозаичных полов, начавшаяся в 1763 году, продолжалась четыре года. Руководитель работ Я. Мартини 12 декабря 1767 года сообщал об их окончании: «Имеющиеся во Ораниенбауме масаишные полы имеются в готовности и на месте поуложены, и мастеровые у той работы не находятся».

Екатерина II, с гордостью показывая дворец своим гостям, особо выделяла Стеклярусный кабинет, имевший, по выражению той эпохи, «преизрядный вид». Императрица нередко принимала здесь высоких посетителей: так, 27 июля 1774 года «в комнате, что обои стеклярусные, принимала на аудиенции цесарского (австрийского. - Ю. М.) посла князя Лобковича».

К середине XIX века мозаичный пол из-за сырости пришел в негодность, и в 1856 году он был заменен на наборный паркет, однако и в новом материале сохранил прежний рисунок.

В Стеклярусном кабинете хранятся два подлинных шедевра декоративно-прикладного искусства - уникальные столики, выполненные на Петергофской гранильной фабрике под руководством мастера Якоба Мартини. Столешницы с волнистыми краями украшены сложнейшими композициями, набранными из цветных ломоносовских смальт; даже подстолья и ножки этих изящных столиков отделаны смальтой оранжевого цвета. Столешница одного из них представляет обрамленную геометрическим орнаментом пейзажную композицию: узкая пирамида, напоминающая парковые обелиски, окружена фрагментами руин античных сооружений. На другом столе с поразительной точностью изображены географические карты, ноты, книги, компас, глобус.

Большой зал, центральное помещение дворца, в документах XVIII столетия именуется также Приемным, Круглым, Овальным или просто Залом. Оформленный в духе торжественной приподнятости, он предназначался для официальных приемов и трапез. Большинство посещений Собственной дачи Екатериной II заканчивалось ужином в Большом зале. Записи об этом' часто встречаются в камерфурьерском журнале: так, 19 июля 1769 года «...в 10 часов ЕИВ (Ее Императорское Величество. Ю. М.) соизволила кушать вечернее кушанье в Круглом зале, в котором поставлены были по четырем углам... по столу, за каждым заседали 8 персон по билетам». В числе «персон» тогда были австрийский, прусский, шведский, датский, голландский посланники, английский посол, саксонский министр, а также их супруги и близкий к императрице вельможный круг. 27 июля 1774 года императрица «в зале жаловала к руке... иностранных министров», а затем состоялся торжественный ужин зз «четырьмя круглыми столами» с участием дипломатов, дававшийся в честь заключения Кючук-Кайнарджийского мира, который закреплял победу России в русско-турецкой войне 1768-1774 годов.

В отличие от других помещений дворца, интерьер Большого зала несет в себе черты нового стиля - классицизма - и предвосхищает последующие интерьеры, созданные Ринальди в Петербурге, Царском Селе, Гатчине. Облик этого парадного зала строг и величав, его декор изысканно-благороден и лаконичен. Стены и трехчетвертные коринфские колонны декорированы искусственным мрамором разных оттенков. Большой зал перекрыт невысоким куполом, прорезанным круглыми окнами - люкарнами, которые служат источником естественного освещения. Через большие двери, застекленные до самого пола, открывается живописный вид на партерный садик и луг, переходящий в парк.

Восточную часть парадной анфилады дворца открывает Штукатурный покой (называвшийся также Сиреневой гостиной), сохранивший свое первозданное лепное оформление, которое и отразилось в названии интерьера. Характер этого уютного помещения, его размеры и декоративная отделка значительно отличаются от торжественного Большого зала, так как оно предназначалось для отдыха и интимных бесед, чему целиком соответствовало его художественное убранство.

Богато живописное оформление Штукатурного покоя: на шести полотнах, которые украшают его стены и потолок, изображены галантные сцены с участием мифологических и литературных героев. Все картины посвящены теме любви и отражают возвышенные чувства героев. Среди них - работа С. Торелли «Селена и Эндимион», которая считается одним из лучших произведений итальянского мастера. Автором картины «Афродита и Адонис», представленной в Штукатурном покое, был итальянский живописец XVIII века Пьетро Ротари. Еще до приезда в Россию художник пользовался европейской славой благодаря множеству исполненных им камерных портретов, подобных тем, что составляют живописное убранство Портретной комнаты дворца. «Афродита и Адонис» - редкий в творчестве Ротари пример большого полотна со сложной композицией на мифологический сюжет.

Десюдепорты Штукатурного покоя - «Венера» и «Тоскующий Марс» - также принадлежат кисти Торелли. Помещенные друг напротив друга, эти картины сюжетно связаны между собой: согласно мифу, Марс, забыв о воинских подвигах, пребывает в любовной тоске, мечтая о Венере. Известно, что натурщицей, позировавшей художнику, была его племянница - юная прекрасная уроженка Болоньи. С мифом о Венере перекликается и живописный плафон Ф. Цуньо «Орфей, встречающий солнце», который трактовался и как «Гимн Венере»: юноша Орфей, играющий на арфе, воспевает красоту богини любви.

Мебельное убранство Штукатурного покоя составляют резные золоченые банкетки и табуреты русской работы 1760-х годов, а также французское бюро наборного дерева того же времени. Гостиная украшена мейсенскими фарфоровыми группами, изготовленными в 1770-е годы по моделям М.В. Асье. В наборе паркета, выполненного по рисунку А. Ринальди, использованы красное и розовое дерево, палисандр, пальма, береза, яблоня.

Стиль «китайщина», который был широко распространен в искусстве дворцового интерьера XVIII века, получил свое яркое воплощение в Большом и Малом Китайских кабинетах дворца. Своеобразное осмысление русскими и европейскими мастерами далекой экзотической культуры выразилось в архитектуре и оформлении Малого Китайского кабинета, предпоследнего в анфиладе парадных покоев. Его интерьер находится в определенном контрасте с предыдущими помещениями дворца, которые оставляют впечатление изнеженности, плавности, спокойной изысканности из-за светлых красок и скругленных форм. Четкие прямоугольные архитектурные плоскости, контрастные, звучные цвета и строгие геометрические орнаменты в сочетании с затейливым растительным узором и тонко прорисованными сценками из китайской жизни создают неповторимый облик этого интерьера.

Стены Кабинета затянуты воссозданным по сохранившимся первоначальным образцам зеленым шелком, расписанным изображениями экзотических птиц, бабочек и цветов. Лаковая мебель Китая и Японии XVIII века соответствует характеру отделки Малого Китайского кабинета: японский шкаф-секретер красного лака с росписью золотом и шкаф-сундук черного лака с накладными чеканными украшениями, изготовленный в Китае.

В стиле «китайщина» в середине XVIII века русскими мастерами был изготовлен черный мебельный гарнитур, декорированный восточными орнаментами. Восточный фарфор прекрасно дополняет декоративный ансамбль Кабинета: на камине представлены статуэтки и ваза «зеленого семейства» конца XVII века; консоль украшена вазой XVIII столетия.

Пол Малого Китайского кабинета, выполненный мастером Якобом Лангом по рисунку Ринальди, принадлежит к числу лучших образцов наборного паркета как по богатству узора, так и по блестящему мастерству использования оттенков цвета различных пород дерева - здесь соединились красное, розовое, черное, коричневое дерево, сандал, эбеновое дерево, полосатый орех, лимон, самшит, амарант, палисандр, береза, яблоня. В паркет включены фигурные вставки с китайскими иероглифами и искусное изображение низкой вазы с веткой цветущего фруктового дерева. На стене помещен живописный портрет «Екатерина II перед зеркалом», авторское повторение шведского художника Вигилиуса Эриксена. Кабинет венчается плафоном работы Г. Дициани - аллегорическим изображением «Фортификация».

Малый Китайский кабинет в XVIII веке имел и второе название - Предопочивальня, так как он предшествует спальне Екатерины II - Китайской опочивальне, которая открывала малую (западную) анфиладу ее покоев. Китайская опочивальня также принадлежит к блестящим образцам стиля «шинуазри» («китайщина»). Затянутые белым атласом стены комнаты в конце 1760-х - начале 1770-х годов были расписаны в «китайском вкусе» мастерами Федором Власовым, Федором Даниловым (ставшим через двадцать лет академиком живописи) и Якимом Герасимовым; росписи тонко гармонируют с решением плафона, украшающего Опочивальню. «Грациозной декоративной фантазией XVIII века» назвал А. Бенуа плафон «Китайское жертвоприношение», исполненный Я. Гуарана, - своеобразную театрализованную композицию, которую отличают красота рисунка и богатство колорита.

Большой Китайский кабинет, или «Китайская галерея», - интерьер, симметричный Залу Муз, - замыкает парадную анфиладу дворца с запада. Необычайно эффектный и своеобразный облик этого зала определяется тем, что элементы стиля рококо здесь самым причудливым образом переплетаются с восточными мотивами.

Потолок Большого Китайского кабинета украшен живописным плафоном, представляющим аллегорическое изображение «Союз Европы и Азии», которое трактуется и как «Китайская свадьба»; его автором считается С. Бароцци. По сторонам от плафона - изображения китайских правителей, богдыхана и богдыханши, выполненные в технике росписи по гипсовой основе. Резные восточные орнаменты, лепные изображения птиц и драконов на падугах обогащают декоративную палитру отделки этого уникального зала, автором художественного решения которого является С. Бароцци.

Стены Большого Китайского кабинета декорированы наборными деревянными панно, выполненными в технике маркетри. Мозаика из тонких пластин разных пород дерева изображает галантные сценки из жизни китайцев на фоне вод и гор, пагод и беседок, цветущих деревьев, свисающих побегов и летящих птиц. Эти композиции решены не пространственно, а плоскостно, в соответствии с канонами китайской живописи; их сюжеты следует читать сверху вниз. Панно сложены из нескольких пород дерева - карельской березы, амаранта, палисандра, персидского ореха, самшита, клена, груши, яблони, чинары; лица людей и листья деревьев исполнены из моржовой кости. Созданы эти уникальные композиции группой мастеров во главе с Г. Шталмеером. Столь же экзотичен и наборный паркет Кабинета из более чем десяти пород дерева, выполненный в 1773 году И. Петерсеном. Известно, что для изготовления паркетов в этом и других помещениях Китайского дворца в 1771 году было из «...магазина Конторы строения отпущено двадцать видов заморского дерева».

Как известно, во второй половине XVIII века продолжался интенсивный приток в Россию предметов дальневосточного искусства, которыми наполняли особые залы и кабинеты загородных дворцов. По распоряжению Екатерины II специальный караван в 1762 и 1775 годах направлялся в Китай, откуда для украшения Китайского дворца, в основном Большого Китайского кабинета, была привезена мебель - столы, кабинетцы, ширмы, а также фарфор, подносы, обои. Разнообразная обстановка Кабинета включает китайские стулья черного лака с золоченым орнаментом, японские шкафчики черного лака с росписью и чеканкой, коробки и шкатулки красного и черного лака, деревянную скульптуру - изображения бога Шоу Синь и богини Си-Ванму, бронзовые с эмалью курильницы - традиционные предметы китайского экспорта, почти обязательный элемент «восточных» интерьеров. На каминах представлены изысканные китайские и японские фарфоровые вазы.

Большой Китайский кабинет использовался Екатериной II для карточных игр, большой любительницей которых она была. В камер-фурьерском журнале часто встречаются записи, подобные той, которая была сделана 28 июля 1774 года: «...забавлялись в карты в Китайском угловом угле на 6-ти столах». В карточных играх принимали участие послы Испании, Пруссии, Швеции, Саксонии, Франции, Англии, Дании и «Цесарский» (Австрии), наследник Павел Петрович с супругой, князья А. М. Голицын, А. А. Вяземский, графы Г. Г. Орлов, Н. И. Панин, З. Г. Чернышев, А. К. Разумовский.

Малую анфиладу императрицы Екатерины II помимо Китайской опочивальни составляют Камерюнгферская и Портретная. Камерюнгферскую украшают великолепные изображения придворных дам «Малого» (великокняжеского) двора, представленных в маскарадных костюмах и олицетворяющих времена года, части света и стихии. Эти одиннадцать портретов не претендуют на психологическую глубину но исполнены живости, их героини миловидны и кокетливы. Автором этих работ является французский художник Жан де Сампсуа (Сансуа), приехавший в Россию в 1755 году. Изображения выполнены в сложной технике пастели - как говорили в XVIII веке, «сухими красками». Холодная гамма серебристых, голубых, бледно-розовых тонов позволяет передать изысканность юных дам, составлявших двор наследника престола Петра Федоровича и его супруги Екатерины Алексеевны (будущей императрицы Екатерины II). О том, что портреты были заказаны Сампсуа, сообщалось в письме Екатерины Алексеевны английскому послу Чарльзу Уильямсу от 17 сентября 1756 года.

Первоначально пастельные портреты находились в Большом (Меншиковском) дворце Ораниенбаума. В 1820 году их отреставрировали («поправили») в Императорском Эрмитаже, а также изготовили черные с позолотой рамы. Лишь в 1853 году картины заняли свое нынешнее место: архитектор Л. Бонштедт ввел их в отделку Камерюнгферской, перенеся ореховые панно, ранее оформлявшие ее стены, в Будуар на половине великого князя Павла Петровича.

В Камерюнгферской сохранился паркет, выполненный мастерами Я. Лангом и И. Петерсеном в 1770-е годы; его набор составлен из пальмы, березы, ореха, чинары, палисандра, клена, амаранта, красного и розового дерева.

Основным украшением комнаты, названной Портретной, или Кабинетом Ротари, являются двадцать два женских портрета работы итальянского художника Пьетро Ротари. Этот мастер салонной живописи создал сотни камерных портретов, многие из которых приобрела Екатерина II для своих загородных дворцов. Небольшие картины вмонтированы в стену Портретной и связаны декоративным лепным орнаментом. На неглубоких по содержанию, но изящных и радующих глаз модных картинках изображены женские полуфигуры и «головки».

Малая анфилада личных покоев Екатерины II заканчивается ее Кабинетом. Письменный стол, изготовленный во Франции в середине XVIII века, а также часть гарнитура середины XIX века, выполненного в формах ринальдиевской мебели, составляют убранство этого помещения. Здесь долгое время хранилась небольшая личная библиотека Северной Семирамиды, как называли русскую императрицу французские философы. В 1792 году книги были перевезены в Петербург, в Зимний дворец.

Китайский дворец расположен в юго-западной части Верхнего парка. Перед дворцом расстилается поляна с цветниками, а боковыми кулисами и фоном для него служат вековые дубы. В XVIII столетии парк был решен в регулярном французском стиле, и в его композицию был «вписан» бассейн правильной геометрической формы. К середине XIX века характер парковых насаждений изменился: планировка стала свободной, и Верхний парк приобрел романтический облик. Водоем превратился в пруд, и его берега приняли более мягкие очертания.

Как музей Китайский дворец открылся в 1922 году. В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов советские войска отстояли «Ораниенбаумский пятачок», что не позволило немецкой армии оккупировать Ораниенбаум. Повреждения, нанесенные войной, не исказили облик его памятников, а искусное мастерство реставраторов лишь подчеркнуло их высочайшие художественные достоинства. Летом 1946 года Китайский дворец первым среди других историко-художественных объектов Ораниенбаума принял посетителей. В 1983 году был создан Государственный музей-заповедник, в состав которого вошли три ансамбля - Большой (Меншиковский) дворец с Нижним садом, Петерштадт и Собственная дача. В 1990 году ввиду своей уникальности эти художественные объекты были внесены ЮНЕСКО в список Всемирного культурного наследия человечества.

Сегодня в Ораниенбауме помимо Китайского дворца доступны для публики Большой дворец, дворец Петра III павильон Катальной горки, «Каменное зало», Китайская кухня. Знакомство с этими памятниками предоставляет уникальную возможность почувствовать атмосферу минувших времен и приобщиться к бесценному художественному наследию, мировому и российскому. На ближайшие годы намечены значительные реставрационные работы, которые позволят Ораниенбауму достойно встретить свой трехсотлетний юбилей.

похожие

Наши проекты

Наши партнеры